Штаб Народного губернатора

Олег Мандрыкин: «Люди должны свободно выражать свою точку зрения»

В сентябре пройдут выборы губернатора Архангельской области. После отставки бывшего главы региона Игоря Орлова, который ушел с поста из-за скандала со строительством мусорного полигона на станции Шиес, исполняющим обязанности губернатора стал Александр Цыбульский.

В оппозиции к нему — владелец агентства недвижимости из Северодвинска Олег Мандрыкин, который тоже претендует на место губернатора. На днях он заявил, что будет баллотироваться от партии «Яблоко». Корреспондент «Северо-Запад. МБХ медиа» Валерий Демин выяснил, почему активист называет себя «народным кандидатом», насколько он дружен с «Единой Россией» и почему на президентских выборах голосовал за Путина.

— Почему вы решили баллотироваться на пост губернатора Архангельской области?

— В процессе борьбы с московским мусором сложилась коалиция «Стоп-Шиес», которая включает в себя 36 общественных объединений Архангельской и Вологодской областей, а также республики Коми. В коалиции сформировалось понимание, что мы боремся со свалкой на Шиесе как со следствием, а бороться нужно с причиной. Нужно что-то противопоставить нынешним органам власти, в том числе «Единой России», принимающей неприемлемые для граждан решения.

Был проведен самый демократичный на свете праймериз, то есть всем предложили выбрать, кого бы они хотели видеть в качестве кандидата на пост главы региона. Затем прошло открытое голосование, после чего на съезде коалиции из списка кандидатов выбрали трех человек. И если говорить обо мне лично, то я иду туда не столько в губернаторы, сколько родину защищать. Потому что я категорически не согласен с теми решениями, которые принимает наша власть по очень многим спектрам.

— Почему я как избиратель должен голосовать за вас?

— Потому что в Архангельской области сформировалась уникальная ситуация ­— когда кандидата на место губернатора выдвигает не какая-то конкретная партия, а очень широкое общественное движение людей, которые не на словах, а на деле доказали, что умеют искренне, самоотверженно, бескорыстно бороться за интересы своего региона.

У движения «Стоп-Шиес» сегодня значительно больше сторонников, чем у любой партии. Потому что входят в него активисты разных партийных движений — и левых, и правых, и коммунистов, и ЛДПРовцев и справедливороссов — это все некое объединение людей, которые несмотря на то, что они имеют разные политические убеждения, готовы объединиться и работать — ключевое слово «работать» — на благо нашей области. Такого ни одна партия сегодня предложить не может.

— Как вы относитесь к вашему главному конкуренту — действующему врио региона Александру Цыбульскому?

— Могу сказать, что какими-то выдающимися вещами он себя не зарекомендовал. История с борьбой с коронавирусом показала, что мы проигрываем, несмотря на колоссальные административные ресурсы, которые есть у «Единой России».

В Северодвинске ситуация развивается по наихудшему сценарию. Эпидемия набирает обороты, а система здравоохранения оказалась не подготовленной, чтобы принять всех больных.

Кроме того, идея объединения с НАО показала полную зависимость Цыбульского от Москвы. То есть человек, который приехал к нам губернатором из другого региона там обещал, что такого объединения не будет, а из Москвы ему сказали «объединяй» — и он тут же поменял позицию. Очевидно, что он действует не в интересах избирателей и жителей НАО, а в интересах Москвы. При этом когда он столкнулся с сопротивлением жителей НАО, он испугался и притих. Я считаю, что это очень плохой показатель.

— Вы как житель Северодвинска соблюдаете режим «самоизоляции»?

— Да, конечно. Формально весь город сидит на «самоизоляции». Введен обязательный масочно-перчаточный режим при нахождении в общественных местах. Город официально закрыт для свободного въезда и выезда граждан.

При этом заводы возобновили работу, что приводит к десяткам новых заболевших ежедневно. Государство — собственник заводов, оно должно обеспечить финансами руководство предприятий, чтобы сохранить работникам зарплату на период приостановки. Но по факту людей отправили работать, заведомо понимая, что они заразятся и заболеют. А ведь никто в мире не знает, каковы будут последствия для здоровья у переболевших. И в этом плане в принципе удивительна последовательность действий властей на федеральном уровне. На ранней стадии эпидемии, когда гораздо проще и дешевле посадить на карантин всех людей, приезжающих из-за рубежа или другого региона, чтобы не допустить распространения вируса, этого сделано не было. В результате болезнь начала массово распространяться по стране, по регионам. И только тогда приняли решение ввести ограничения повсеместно.

Это очень больно ударило по экономике. Все понимают, что изначально были допущены огромные ошибки. И, конечно, меня поражает эта ситуация. В 1941 году за несколько месяцев в условиях войны и бомбежек на Урал были эвакуированы сотни заводов и развернули производство военной продукции, а в 2020 страна оказалась не в состоянии наладить производство элементарных масок и СИЗ на территории России в достаточном количестве, что привело к кратному росту цены. Поддержка малого бизнеса фактически сводится к одному — «Мы дадим вам отсрочку по налогам и кредиты — но позже вы должны вернуть все деньги и заплатить налоги».

Очень много несправедливости: бюджетники получают зарплату в полном объеме, а предприниматели, на налоги которых формируется бюджет, даже работать не могут. В Северодвинске рестораны закрыты, а в заводских столовых ежедневно питаются тысячи людей.

— Как вы относитесь к объединению Архангельской области с НАО?

— Право решать, объединяться или нет, должно находиться только у жителей этихрегиона. Такие вопросы можно решать только проведя референдум, внимательно выслушав мнения людей. Если люди будут против, то это делать ни в коем случае нельзя.

— А если бы провели такой референдум, вы бы проголосовали за или против объединения?

— Я против. Потому что люди в НАО живут в реально тяжелых условиях, и поэтому у них выше доходы и больше льгот, при этом и цены выше. И хорошо, что их бюджет позволяет эти выплаты осуществлять. А попытка разбавить богатым маленьким регионом большой бедный ошибочна. Ни НАО, ни АО от этого не разбогатеют.

Нам в Архангельской области нужно научиться зарабатывать деньги, а не пытаться поправить свои дела присоединением более зажиточных соседей. Тем более, что доходы НАО сильно зависят от цены на нефть и объемов добычи. Когда у них, не дай бог, бюджет окажется дефицитным, мы что будем разделяться? Каждый регион должен научиться развиваться и зарабатывать сам. А объединяться — только по воле людей.

— Проект «Шиес» был исключен из реестра приоритетных инвестпроектов. В итоге будет ли свалка или нет?

— Свалки не будет если будет запрещен ввоз мусора в Архангельскую область для захоронения, когда будут убраны все объекты на Шиесе. Пока ни того, ни другого не произошло.

— Какие самые крупные проблемы в регионе?

— Первая и самая большая проблема не только в нашем регионе, но и в нашей стране — это отсутствие демократических институтов контроля людей за властью. То есть на сегодняшний день выстроена политическая система управления таким образом, что ни полноценного влияния в процессе выбора, ни полноценного влияния в процессе работы депутатов и исполнительных органов власти, ни отзыва депутатов, ни даже свободного волеизъявления граждан в виде проведения митингов и пикетов нет.

То есть люди не могут никак повлиять на принятие решений. А власть все дальше и дальше отстраняется, принимает все больше технических, административных решений, чтобы не дать людям свободно выражать свою точку зрения. Даже процедура голосования становится неподконтрольна общественности — закрыта от народа. Это, на мой взгляд, основная проблема.

Люди настолько разуверились в том, что они в состоянии влиять на власть, что явка на выборы очень низкая. В Северодвинске в последний раз она не превышала 13% – это очень мало. И это катастрофа, потому что невозможно такую большую страну контролировать из Кремля, невозможно такую большую область контролировать без области. Нужно чтобы все люди были вовлечены в механизмы контроля траты народных денег, чтобы каждый человек мог понимать, куда идут его деньги, насколько эффективно они используются.

Вторая проблема — колоссальных размеров коррупция, возникающая в процессе слияния действующей власти с бизнесом. Продавливание якобы инвестиционных проектов и абсолютное игнорирование мнения людей, которые в большинстве своем высказываются против. Я считаю, что не запустив демократические механизмы, чтобы люди наконец почувствовали себя хозяевами на своей земле, принимающими решения и контролирующими их исполнение в своем поселке, городе, области, мы не сможем побороть коррупцию.

— А если сфокусироваться больше на проблемах области? Ветхое жилье, некачественные дороги.

— Все, что вы перечислили — это проблемы. Все, что 20 лет таким чудным образом развивала «Единая Россия», сейчас в состоянии упадка.

Система дорог очень медленно развивается. Я бы сказал, не развивается совсем. Их ремонт крайне не эффективен. Система ЖКХ — катастрофа полная и неразбериха, за что же жители платят. Мусорная реформа — провал, полная дискредитация идеи, фактически очередной сбор денег для приближенных компаний. Капитальный ремонт превратился в бездарную трату огромного количества народных денег, не приводя к качественному изменению состояния домов. Лесопромышленный комплекс вырубает леса, не восполняет их. Отношения к экологии наплевательское. Жуткая, тотальная нищета и вымирание целых деревень, малых населенных пунктов. Даже попытки наладить производство или оказание услуг не предпринимаются, на людей просто махнули рукой. Планировка и застройка городов подчинены одной задаче — выжать максимум продаваемых квадратных метров, на остальное наплевать. Образование, здравоохранение, культура — вся эта совокупность проблем обусловлена тем, что граждане никак не могут повлиять на власть. Я на самом деле очень четко отдаю себе отчет в том, что место губернатора — это колоссальный труд.

— Как вы планируете решать все вышеперечисленные проблемы? Особенно если мы говорим о благоустройстве городов

— Неэффективность и коррупцию можно победить только в том случае, когда принятие решений и контроль доступен людям. Чтобы каждый человек мог понимать, сколько денег потрачено и почему таким образом все происходит.

Проблема еще и в том, что когда безобразные факты вскрываются, никто не уходит в отставку, никого не снимают с должности, проекты не останавливаются. Понимаете? Мы так можем бесконечно тратить народные деньги, вбухивать их бог знает куда и их никогда не будет хватать, чтобы привести города и села в порядок. Граждане не могут уволить чиновников и отозвать политиков.

Система точечной застройки, при которой дома втыкаются где повезет, независимо от структуры развития всего квартала, микрорайона. Такая точечная застройка практически во всем мире запрещена. Города должны застраиваться как минимум кварталами, чтобы все возникало комплексно: и зона для отдыха, и зона для пробежек, и зона для маленьких детей, детей среднего возраста, зеленые зоны и малые архитектурные формы. Должно быть построено достаточно паркингов, должны быть нормальные тротуары, въезды, выезды. А не так, что вот мы сносим одну деревяшку и по максимуму вставляем высотный дом. А как люди будут жить, куда они будут водить детей в садик, где у них ближайшая школа, будет ли жителям нового дома и соседям комфортно, никого не волнует.

—  Депутат от «Единой России» Екатерина Золотилова поддержала вас и призвала своих коллег поставить подписи за ваше выдвижение. Как вы относитесь к поддержке от партии власти, которой вы недовольны?

— К поддержке от конкретных депутатов «Единой России» я отношусь с большой благодарностью. Учитывая ту ситуацию, что в нашей области ни одна из партий не имеет 8% голосов депутатов, то соответственно при прохождении муниципального фильтра, все партии будут вынуждены обращаться к сторонним и независимым депутатам.

Я очень рад, что среди депутатов «Единой России» есть честные, порядочные люди, которые готовы дать возможность в нашей области провести демократические выборы. Гражданская позиция депутата, который понимает, что в сложившийся ситуации жителям области нужно дать возможность поучаствовать в действительно альтернативных выборах, достойна уважения. Они ведь не кандидату дают право, они дают гражданам право выбора.

Хотите голосовать за партию «Единая Россия»? Пожалуйста. Готовы поддержать независимого кандидата? Голосуйте. В противном случае, когда окажется, что на выборах будет только «Единая Россия» без сильных оппонентов — это будут уже не выборы. А нет выборов ­- нет легитимности власти.

Этот 8% муниципальный фильтр — один из тех административных механизмов, которые не позволяют народным кандидатом попасть в бюллетень для голосования. «Единая Россия» стремительно теряет популярность среди избирателей, боится сильных конкурентов. Например, в Северодвинске на последних выборах «Единая Россия» потерпела сокрушительное поражение. На выборах в Областное Собрание депутатов из восьми мест «Единая Россия» получила только один мандат. Проиграла выборы со счетом 7:1.

Это очень важно, когда люди имеют право проголосовать против. Тогда и партии начинают реагировать на запросы людей. «Единой России» 20 лет. Это правящая партия, при которой масштабы коррупции уже просто уму не постижимы — речь даже идет не о десятках, не о сотнях миллионов, а о миллиардах рублей. И это только то, что обнаруживается. А сколько не обнаруживается? А сколько выводится из страны? А сколько серых схем придумывается для того, чтобы отмывать эти деньги?

При этом проводятся максимально бездарные реформы. Мусорная реформа, поднявшая Север, стала вишенкой на торте.

— Как вы относитесь к Путину?

— Честно говоря, я всегда раньше голосовал за Путина. До момента пока не пришло осознание, что «Единая Россия» превратилась в организацию, которая всеми силами душит свободное проявление воли народа. Законами ограничили все, начиная с права свободно выражать свое мнение, проводить митинги и пикеты, заканчивая правом самовыдвиженцев участвовать в выборах губернатора.

Они вводят непрозрачные методы голосования, тем самым делая процедуру вообще неподконтрольной. Я считаю, что это плохо для развития общества, при отсутствии политической конкуренции мы снова скатимся к одной партии под названием КПСС, которая все за всех решала, а в итоге полностью утратила доверие населения, что и привело к росту сепаратизма и распаду СССР.

Мне не хочется, чтобы из-за действий «Единой России» страна развалилась и была экономически поглощена. Я люблю Россию и хочу, чтобы она была независимым, экономически сильным государством с обеспеченными и свободными гражданами.

— Когда именно вы перестали голосовать за Путина и правящую партию?

— На меня повлияла их неспособность слышать мнение людей. Когда началась мусорная реформа, и меня впервые попросили выступить на митинге, я думал, мы сейчас пару раз выступим — расскажем властям, и они нас услышат и поймут. Тогда я ходил по разным комиссиям области, разговаривал с депутатами, не раз лично говорил губернатору Орлову: «Вы же тут новую коррупционную схему создадите». Но эта система направлена на то, чтобы постоянно увеличивать сборы с людей, но не стимулировать сокращение производства мусора и его вторичную переработку.

Вот тогда я вдруг понял, что власти это тоже прекрасно понимают, но сделали это осознанно и не собираются прислушиваться к мнению людей. Я был разочарован. К тому моменту количество несогласных людей выросло, и я понял, что не один это понимаю.
«Единая Россия» полностью игнорировала граждан — наоборот продавливала эти варварские решения. Тогда я понял, что голосовать за такую партию нельзя. «Обнуление» поставило в моем решении жирную точку.

— Думаете, что вас допустят до выборов?

— Я думаю, мы преодолеем муниципальный фильтр. Мы верим в порядочность депутатов, и мы будем выставлять на выборы своих наблюдателей.

 

Источник: https://spbmbk.media/suzhet/oleg-mandrykin/

Дмитрий Секушин

Дмитрий Секушин

Активист общественной кампании «Поморье не помойка», член Штаба Народного губернатора. Член Либертарианской партии.